Нарушение права на защиту упк

Статья 16 УПК РФ. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (действующая редакция)

1. Подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя.

2. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают им возможность защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами.

3. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Комментарий к ст. 16 УПК РФ

1. Право на защиту от подозрения и обвинения предоставляется законом подозреваемому и обвиняемому. Защита других прав и законных интересов этих лиц охватывается действием принципов уважения чести и достоинства личности, неприкосновенности личности, жилища, охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (см. коммент. к ст. ст. 9 — 13). Защита названных (других) прав в рамках уголовного процесса может осуществляться в порядке обжалования действий и решений должностных лиц, предусмотренном гл. 16 и ст. 19 Кодекса, а также путем возмещения вреда лицам, незаконно подвергнутым мерам процессуального принуждения (ч. 3 ст. 133). Право на защиту принадлежит не только обвиняемому и подозреваемому, которые официально признаны в этом процессуальном статусе, но и всякому лицу, которое допрашивают об обстоятельствах инкриминирующего характера, а также каждому, в отношении кого совершаются действия в порядке уголовного преследования.

2. Понятие права на защиту включает в себя:

— права, которые подозреваемый и обвиняемый могут реализовать собственными действиями путем представления доказательств, участия в допросах других обвиняемых (подсудимых), потерпевших, свидетелей и экспертов в суде, подачи жалоб на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (см. о них коммент. к ст. 47);

— права, которые могут осуществляться ими с помощью защитника и законного представителя путем реализации прав и обязанностей этих лиц (см. о них коммент. к ст. ст. 48 — 53);

— наличие у дознавателя, следователя, прокурора и суда обязанностей, соответствующих правам подозреваемого, обвиняемого, законного представителя и защитника, если эти права могут быть реализованы лишь путем выполнения названными должностными лицами и органами определенных встречных действий (обеспечить участие защитника, предоставить в установленных законом случаях для ознакомления необходимые документы и материалы дела, дать возможность снятия с них копий, рассмотреть ходатайства и жалобы, заслушать показания путем проведения допроса и т.д.);

— применение процессуальных гарантий защиты, действующих в силу закона, даже при отсутствии волеизъявления заинтересованных лиц. Это презумпция невиновности, включая возложение бремени доказывания на обвинителя и толкование сомнений в пользу обвиняемого, правила о недопустимости доказательств (ст. 75), правило о недопустимости поворота обвинения к худшему (ст. ст. 385, 387, 405), нормы, обеспечивающие свободу обжалования в апелляционном и кассационном порядке приговора и других судебных решений (ст. 370, ч. 1 ст. 385).

3. О разъяснении подозреваемому и обвиняемому их прав см. коммент. к ст. 11.

4. Как следует из содержания части второй данной статьи, подозреваемый и обвиняемый вправе защищаться всеми не запрещенными настоящим Кодексом способами и средствами. В этой норме реализован правовой принцип — «разрешено все, что не запрещено законом». На деле запрет может устанавливаться не только нормами самого УПК, как можно было бы понять из буквального прочтения текста комментируемой статьи, но и некоторыми другими законами. Например, ни обвиняемый, ни защитник, ни иные лица не вправе применять методы и средства, отнесенные Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» к исключительной компетенции оперативно-розыскных органов. При отсутствии запрета могут использоваться любой способ и средство защиты (см. коммент. к ст. 86 настоящего Кодекса).

Об оказании подозреваемому и обвиняемому помощи защитника см. коммент. к ст. ст. 49 — 51.

Под ред. А.В. Смирнова «КОММЕНТАРИЙ К УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (ПОСТАТЕЙНЫЙ), 5-е издание

Нарушение права на защиту в уголовном процессе

Лицо, подвергнутое уголовному преследованию, вправе давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний; возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять ходатайства и отводы; давать объяснения и показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно, в случаях, когда обвиняемый не владеет или недостаточно владеет языком, на котором ведется судопроизводство; участвовать в ходе судебного разбирательства в исследовании доказательств и судебных прениях; произносить последнее слово; приносить жалобы на действия, бездействие и решения органов, осуществляющих производство по делу; знакомиться в установленном законом порядке с материалами дела (ст. ст. 46, 47 УПК РФ).

Если данное лицо лишено каких-либо из этих прав или должностные лица, осуществляющие производство по уголовному делу, препятствуют их реализации, речь идет о нарушении права на защиту, выражающемся в необеспечении возможности лицу, подвергнутому уголовному преследованию, воспользоваться для своей защиты всеми не запрещенными законом способами и средствами. Неразъяснение судом, прокурором, следователем и дознавателем подозреваемому и обвиняемому их прав также является нарушением права на защиту.

При реализации права использовать для своей защиты все не запрещенные законом способы и средства сторона защиты не должна злоупотреблять этим правом. Так, в соответствии с п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», судам надлежит реагировать на каждое выявленное нарушение или ограничение права обвиняемого на защиту; суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц. Важной проблемой, активно обсуждаемой в научных работах и в среде практикующих юристов, является поиск ответа на вопрос о том, оправданно ли указанное законодательное регулирование: не приведет ли такое толкование к необоснованному ограничению права на защиту, или оно является необходимым правовым средством нейтрализации злоупотребления правом (например, при умышленном затягивании процесса, намеренном срыве стороной защиты следственных и иных процессуальных действий, иных действиях, осуществляемых во вред правосудию).

Право на защиту может быть осуществлено лицом, подвергнутым уголовному преследованию, лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя. Лишение или ограничение этого лица права защищаться лично и (или) с помощью законного представителя, права пользоваться помощью защитника также является нарушением права на защиту. Вопрос о круге лиц, которые могут быть защитниками, в научной литературе является дискуссионным. Полемика сводится к следующим основным моментам: во-первых, подозреваемому, обвиняемому необходимо оказание именно квалифицированной юридической помощи, которую могут оказать адвокаты как специалисты в области права; во-вторых, ограничение круга лиц, которые могут быть защитниками, только адвокатами, ущемляет свободу выбора защитника лицом, подвергнутым уголовному преследованию, что противоречит Конституции. Согласно действующему законодательству, в качестве защитников участвуют адвокаты. По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката (п. 2 ст. 49 УПК РФ).

Статья 52 УПК РФ предусматривает отказ подозреваемого, обвиняемого от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого. Безусловным основанием для признания доказательств недопустимыми при рассмотрении уголовного дела является положение, закрепленное в п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ о показаниях подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденных подозреваемым, обвиняемым в суде.

Действующее законодательство содержит императивное правило, согласно которому адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого (п. 7 ст. 49 УПК РФ; пп. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Данное правило выступает гарантией обеспечения права подозреваемого, обвиняемого на защиту. VIII Всероссийский съезд адвокатов принял Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, изменения и дополнения в Кодекс профессиональной этики адвоката, отражающие консолидированные позиции адвокатского сообщества по актуальным вопросам адвокатской деятельности и адвокатуры. Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу. Согласно п. 17 Стандарта, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств. Кроме того, недопустима ситуация, при которой участие защитника в уголовном деле носит сугубо формальный характер. С целью минимизировать подобные явления приняты новые правила назначения защитника — в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов (п. 3 Федерального закона от 17.04.2017 N 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»).

Таким образом, можно выделить следующие виды нарушения права на защиту: 1) нарушения со стороны лиц, осуществляющих производство по уголовному делу; 2) нарушения со стороны адвокатов, допущенных к участию в уголовном деле в качестве защитников. Важным шагом к обеспечению действия принципа состязательности в уголовном процессе стали принятые законодателем новеллы, направленные на создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве. Наметившаяся тенденция благоприятствования стороне защиты в уголовном судопроизводстве в целом отвечает идее обеспечения прав и свобод человека и гражданина.

С уважением, адвокат Анатолий Антонов, управляющий партнер адвокатского бюро «Антонов и партнеры».

Постановление Пленума ВС РФ о праве на защиту

Принцип обеспечения каждому, кто подвергся уголовному преследованию, права на эффективную защиту, установление и соблюдение которого — это обязанность государства в лице его законодательных, правоохранительных органов и органов судебной власти, — служит одной из наиболее значимых гарантий и условий справедливого судебного разбирательства по уголовному делу. Особое значение обеспечению права обвиняемого на защиту придается не только на уровне национального отечественного законодательства и правоприменения, но и на международно-правовом уровне, о чем ясно свидетельствует практика Европейского Суда по правам человека.

Многообразие возникающих в реальной практике уголовного судопроизводства ситуаций, юридических казусов, так или иначе затрагивающих право обвиняемого на защиту, не может не порождать вопросов, требующих толкования правовых норм и соответствующих разъяснений. Масштабное разъяснение данного круга вопросов было сделано в постановлении Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 №29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве». Наиболее значимые аспекты постановления будут рассмотрены ниже.

Сквозной характер права на защиту

В пункте 1 Постановления содержатся два, на наш взгляд, важных разъяснения.

Первое, на что обращается внимание судов, это то, что принцип обеспечения права на защиту имеет так называемый «сквозной» характер, имеется в виду, что его действие распространяется на все стадии уголовного судопроизводства, не исключая стадию исполнения приговора. Такая точка зрения не всеми разделяется. Существует мнение, что при исполнении приговора в силу завершения уголовного преследования не может быть и защиты от него. Адвокат же, участвуя при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, выполняет не функцию защиты, а лишь представляет интересы осужденного и оказывает ему юридическую помощь.

Между тем, разработчики проекта исходили из того, что вопросы, решаемые судом при исполнении приговора, имеют такое же важное значение для лица, в отношении которого ведется или велось производство по делу. Все вопросы, которые решает суд в этой стадии уголовного судопроизводства, так или иначе связаны с уголовным преследованием и дальнейшим отбыванием осужденным наказания. В силу этого, как осужденный, так и его адвокат не утрачивают право использовать для защиты своих интересов все не запрещенные законом способы и средства.

В том же пункте предпринята попытка очертить круг лиц, обладающих правом на защиту, то есть тех субъектов уголовно-процессуальных правоотношений, которые приобретают и сохраняют это право на различных этапах уголовного судопроизводства. При этом учтены внесенные Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ в ст. 49 УПК РФ изменения о том, что лица, в отношении которых проводится проверка сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном ст. 144 УПК РФ, с момента начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих их права и свободы, также наделяются правом пользоваться помощью защитника. Принята во внимание и позиция, выраженная Конституционным Судом РФ в одном из его решений, согласно которой, при наличии определенных обстоятельств правом на защиту обладают также лица, права и свободы которых ограничены независимо от их формального процессуального статуса в уголовном судопроизводстве.

Содержание права на защиту

В пункте 2 Постановления содержится разъяснение о том, что право обвиняемого на защиту не сводится лишь к праву пользоваться помощью защитника. Оно включает в себя по сути весь объем его правомочий в уголовном судопроизводстве, в использовании которых обвиняемый не может быть ограничен и в том случае, когда в деле участвует его защитник или законный представитель.

Таким образом, разработчики хотели подчеркнуть, что право обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи — это основной, но далеко не единственный аспект такого многогранного и комплексного процессуального института, как право обвиняемого на защиту. Надо сказать, что при обсуждении структуры проекта постановления в ходе его подготовки предлагалось использовать различные подходы, в том числе самый широкий. С пониманием того, что нельзя «объять необъятное», на ранних этапах подготовки проекта было принято решение не делать слишком широкого «замаха». Было принято во внимание, что многие вопросы, касающиеся, в частности, реализации правомочий обвиняемого и его защитника по заявлению ходатайств, собиранию и представлению доказательств, участию в судебном разбирательстве на различных стадиях производства по делу, затрагиваются в целом ряде других постановлений Пленума. Поэтому разъяснения касаются того круга правомочий, который строго вписывается в рамки положений, содержащихся в ст. 16 УПК РФ, определяющей «сердцевину» конституционного принципа обеспечения обвиняемому права на защиту — правам обвиняемого на личное участие в судебном разбирательстве и на пользование помощью защитника.

Пункт 3 Постановления содержит напоминание о том, что обязанность разъяснить и обеспечить права обвиняемого возлагается на лиц, осуществляющих производство по делу, либо на суд, когда дело находится в его производстве. Именно они, а не защитник или законный представитель, обязаны довести до обвиняемого содержание этих прав. Предусмотренные нормами уголовно-процессуального закона права должны быть разъяснены в объеме, определяемом процессуальным статусом лица, в отношении которого ведется производство по делу, с учетом стадий и особенностей различных форм судопроизводства.

Разъяснения, содержащиеся в пп 4 и 5 Постановления, посвящены обязанности суда надлежащим образом обеспечить право обвиняемого осуществлять свою защиту лично, которое реализуется посредством его участия в судебном разбирательстве. Указывается на возможность использования двух форм такого участия для лиц, содержащихся под стражей, — непосредственно либо с использованием средств видеоконференц-связи. Своевременность извещения обвиняемого о дате и времени судебного разбирательства разработчиками Постановления рассматривается в качестве средства обеспечения его права иметь достаточное время для подготовки к защите. Предлагается определенный алгоритм действий суда, который позволяет обеспечить это право обвиняемого в тех случаях, когда по каким-либо причинам установленные законом сроки не соблюдены.

Праву обвиняемого на ознакомление с материалами дела, которое должно быть обеспечено не только по окончании предварительного расследования, но и по мере необходимости во всех последующих стадиях судопроизводства, посвящен п. 6 Постановления. На это неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд РФ. С правом на доступ к материалам дела Европейский Суд по правам человека связывает гарантированное Конвенцией право обвиняемого эффективно участвовать в судебном разбирательстве (постановление от 09.10.2008 по делу «Моисеев против России», жалоба № 62936/00). В связи с этим судам предлагается, прежде всего, уточнить, какие именно материалы необходимы стороне защиты для дополнительного ознакомления. Затем, при удовлетворении такого ходатайства, с учетом конкретных обстоятельств, в частности того, не были ли они ранее каким-либо образом ограничены в праве знакомиться с материалами дела, делать из него выписки либо снимать копии, устанавливать для ознакомления разумный срок.

Заочное рассмотрение дела

Необходимость дать судам разъяснения, изложенные в п. 7 Постановления, продиктована отсутствием единого подхода к толкованию положений ч. 4 ст. 247 УПК РФ, регламентирующей основания заочного рассмотрения дел по ходатайству обвиняемого. Некоторые судьи полагают, что в силу данной нормы для рассмотрения дел о преступлениях небольшой и средней тяжести в отсутствие обвиняемого достаточно его ходатайства об этом. При этом мотивы такого ходатайства для суда значения не имеют. Между тем в силу конституционных и международно-правовых гарантий права обвиняемого быть судимым в его присутствии, отказ обвиняемого от реализации этого права не может быть принят, если суд со всей очевидностью установит, что такой отказ носит вынужденный характер.

Пункт 8 Постановления содержит разъяснения относительно соблюдения прав обвиняемого в тех случаях, когда он удаляется из зала судебного заседания за нарушение порядка или неподчинение распоряжениям председательствующего либо судебного пристава. Судьям рекомендуется разъяснять обвиняемому положения ст. 258 УПК РФ о возможности его удаления в качестве меры воздействия при нарушении порядка в судебном заседании, а также последствия такого удаления, на что обращал внимание Европейский Суд по правам человека в своих решениях. Причем предлагается это делать, не дожидаясь, когда такое нарушение фактически будет допущено. Подобный порядок позволит суду в случае очевидно злостного, недопустимого поведения подсудимого в зале суда, создающего, к примеру, опасность для других участников судебного заседания, сразу принять решение о его удалении, а не только тогда, когда нарушение будет совершено вновь.

Удаление из зала суда

Внимание судов обращается на то, что длительность отсутствия обвиняемого в зале заседания может быть различной, этот период следует определять с учетом характера допущенного нарушения. Поскольку суд разъясняет обвиняемому не только возможность, но и последствия его удаления, то последующее нарушение им порядка в судебном заседании можно расценивать как отказ от своего права на личное участие в разбирательстве дела, в связи с чем в данном пункте Постановления подчеркивается, что на суд не возлагается законом обязанность в этом случае уведомлять обвиняемого по возвращении в зал судебного заседания о содержании проведенных в его отсутствие судебных действий и исследованных доказательств. В то же самое время его право на получение такой информации должно быть обеспечено судом посредством предоставления возможности обратиться за помощью к защитнику.

Участие защитника

Разъяснения, содержащиеся в п. 9 Постановления, связаны с тем, что закон не предусматривает обязательного участия защитника в случаях заочного рассмотрения дела по ходатайству обвиняемого. Кроме того, не исключены ситуации удаления обвиняемого из зала суда, когда дело слушается без участия защитника. Состязательные начала судопроизводства и необходимость обеспечения права обвиняемого на защиту обусловливают необходимость обязательного участия в этих случаях защитника в судебном заседании, что должно быть обеспечено судом. О том, что дело может быть рассмотрено судом первой инстанции в отсутствие обвиняемого лишь при условии, что его интересы достаточным образом защищены, напомнил и Европейский Суд по правам человека в решении по делу «Романов против России» (постановление от 24.07.2008, жалоба № 41461/02).

Защитник по делу

Пункт 11 Постановления посвящен вопросам допуска к участию в деле в качестве защитника близких родственников и иных лиц по ходатайству обвиняемого. Внимание судов обращается на то, какие обстоятельства следует учитывать при решении вопроса о допуске таких лиц, а именно: характер, особенности обвинения, а также согласие и возможность данного лица осуществлять в установленном законом порядке защиту прав и интересов обвиняемого и оказывать ему юридическую помощь при производстве по делу.

Вопросам, связанным с участием в деле приглашенного обвиняемым защитника и условий, при которых может быть произведена его замена, посвящены разъяснения, содержащиеся в п. 12. В ходе работы над проектом было высказано предложение дать разъяснение о том, что в случаях систематической неявки в судебное заседание приглашенного обвиняемым защитника суд вправе принять меры к назначению защитника, так называемого «дублера», для его участия в деле наряду с приглашенным. Однако таких рекомендаций Пленум Верховного Суда судам не дает, признавая, что подобная практика, если она и имеет место в отдельных судах, не может быть признана правильной, поскольку идет вразрез с положениями ч. 3 ст. 50 УПК РФ о порядке замены защитника в случае его неявки в судебное заседание.

Вопросы, касающиеся отказа обвиняемого от помощи защитника, разъясняются в п. 13 Постановления с учетом сложившейся практики Верховного Суда РФ, а также имеющихся решений ЕСПЧ по данным вопросам. В частности, внимание судов обращается на то, что заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату его услуг либо неявки в судебное заседание приглашенного им или назначенного ему адвоката, а также об отказе от услуг конкретного адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный ст. 52 УПК РФ. Кроме того, такое заявление может быть удовлетворено судом только при условии, что нежелание обвиняемого пользоваться помощью защитника выражено явно и недвусмысленно. В связи с новой уточненной редакцией разъяснений по вопросам отказа от защитника, в последнем пункте (21) Пленум постановил исключить п. 3 из постановления Пленума ВС РФ от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». В то же время, как видно из содержания п. 13 анализируемого Постановления, устоявшееся для судебной практики разъяснение о том, что в суде первой инстанции отказ от защитника может быть принят при условии, если участие защитника в судебном заседании фактически обеспечено судом, сохраняет свою силу.

Особые вопросы права на защиту

Пункты 14 и 15 Постановления касаются вопросов, связанных с обязательным участием защитника, созданием всех необходимых условий для реализации процессуальных прав теми лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту.

Судам предлагается в необходимых случаях привлекать к участию в деле соответствующих специалистов, обладающих специальными познаниями и навыками для оказания помощи таким лицам с тем, чтобы их участие и общение с судом было беспрепятственным и полноценным.

Каким образом следует обеспечивать право обвиняемого на эффективное общение с адвокатом в условиях использовании систем видеоконференц-связи, разъясняется в положениях п. 16. В этих случаях подсудимому должно быть разъяснено и обеспечено его право общаться с защитником, находящимся не рядом с ним, а в зале суда, в отсутствие других участников судебного заседания. На необходимость гарантирования этого права обращает внимание Европейский Суд по правам человека в своих решениях, в частности по делу «Григорьевских против России» (постановление от 09.04.2009, жалоба № 22/03). В целях обеспечения права обвиняемого знать, в чем он обвиняется, и иметь достаточное время для подготовки к защите в п. 17 Постановления судам рекомендуется предоставлять по просьбе обвиняемого и его защитника такое время в тех случаях, когда государственный обвинитель в пределах своей компетенции, установленной ч. 8 ст. 246 УПК РФ, изменил обвинение. Конечно же, речь идет об изменении обвинения только в сторону улучшения положения обвиняемого, как это следует из названной нормы закона.

Действия суда при нарушении права на защиту

В пункте 18 Постановления Пленум обращает внимание судов на их обязанность реагировать на каждое выявленное нарушение права обвиняемого на защиту. При этом указывается, что способы такого реагирования могут быть различными. Это может быть решение о признании доказательства недопустимым, о возвращении уголовного дела прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ, об отмене или изменении приговора, а также о вынесении частного определения или постановления. Все зависит от того, какое именно нарушение уголовно-процессуального закона выявлено судом, каков его характер, таковы и будут последствия. Очевидно, что какие-то нарушения, связанные с обеспечением права на защиту, допущенные, к примеру, в ходе досудебного производства по делу, могут быть восполнены судом, а какие-то — нет. Точно так же и в судах проверочных инстанций.

Злоупотребление правом на защиту

Очень важное, на наш взгляд, разъяснение содержится в абз. 2 данного пункта. Его редакция обсуждалась, тщательно прорабатывалась и была окончательно сформулирована уже на этапе работы редакционной комиссии с учетом тех замечаний, которые были высказаны на заседании Пленума. Дело в том, что суды, особенно в последнее время, все чаще сталкиваются с ситуациями, когда сторона защиты пытается различными способами затягивать процесс судопроизводства, по сути, злоупотребляя своими процессуальными правами. Такое поведение, создавая препятствия для отправления правосудия в разумные сроки, не может не отражаться на обеспечении прав других участников судебного разбирательства. В этих условиях, несмотря на отсутствие в уголовно-процессуальном законе, в отличие от гражданского, норм о злоупотреблении правом, с учетом мнения ученых по этому поводу, а также просьбы судов, Пленум Верховного Суда не мог обойти вниманием эту проблему. В связи с этим судам дано разъяснение о том, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу требований ч. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека не должно нарушать права и свободы других лиц. На недопустимость отмены оправдательного приговора по основаниям, связанным с нарушением права обвиняемого на защиту, обращается внимание судов в разъяснениях, содержащихся в п. 19 Постановления. Пункт 20 содержит положение, которое ранее было закреплено в УПК РСФСР. Оно не утратило своего значения для обеспечения прав лица, дело в отношении которого рассматривается повторно, после отмены приговора по основаниям, связанным с нарушением его права на защиту. В таких случаях положение этого лица не может быть ухудшено по сравнению с тем приговором, который был ранее отменен.

Оцените статью:
[Всего голосов: 0 Средняя оценка: 0]
Добавить комментарий